Алхимия (2015)

Alchemy-cover

Треклист:

Gaudete

Музыка и слова: Хелависа
 
Gaudete! Gaudete!
Как выходит зимний ветер
Из ледового чертога, из железного дворца —
Он жестокий, ясный, синий,
Весь в узорах клавесина,
И с морозным звонким треском разбиваются сердца
Gaudete, gaudete —
Кровью горного рассвета,
Встречей взглядов, и пожатием обветренной руки —
Коль тропой хрустальных трещин
Путь волхвовый бесконечен,
Принесу тебе дары я — сердце, вечность и коньки
Gaudete! Gaudete!
Мы друг другом ли согреты,
Мы ль дыханием одеты, прозреваем сердце тьмы —
Так возрадуемся, други,
Се дитя огня и вьюги,
Gaudete, gaudete, се грядет король зимы!

Анестезия

Музыка и слова: Хелависа
 
Затертым, запертым во льдах,
Как не сойти с ума?
Искрит рогами в проводах
Железный бык зима.
Дожить разлуку до утра,
И двери — на засов,
Но всем ветрам открыт февраль,
И часовщик небесный — враль,
Не знает, где забыл вчера
Три тысячи часов.

И лунами багровыми
Сквозь лед кровоточат
Отрубленные головы
В мешке у палача,
К востоку рвутся вороны
Средь облачных зыбей,
Но солнце — князь с терновою
Короною сверхновою —
Спешит в другую сторону,
К тебе, к тебе, к тебе!

Так поберегись,
Пригнись,
Покуда льется свет
Вертикально вниз,
Но не отринь,
Смотри,
Пока горит огонь
У меня внутри,
И не сжимай
В горсти,
И не гадай —
А вдруг не долетит,
Моя живая суть —
Стремительная ртуть,
И счет биенья вен нам укажет путь —
Когда-нибудь.

Когда земля смолистая
Очнется ото сна,
Вода проступит чистая,
И ива серебристая,
И кровь твоя искристая,
И плоть твоя — весна.

Так поберегись,
Пригнись,
Покуда льется свет
Вертикально вниз,
Но не отринь,
Смотри,
Пока горит огонь
У меня внутри,
И не сжимай
В горсти,
И не гадай —
А вдруг не долетит,
Моя живая суть —
Стремительная ртуть,
И счет биенья вен нам укажет путь —
Когда-нибудь.

Марсианский экспресс

Музыка: Хелависа, С. Вишняков
Слова: Хелависа

 
Поезда уходят в ночь по расписанию,
Избегая мимолетного касания
Где над бездною — звезд без дна,
Знать бы мне все их имена
И помнить вкус — без воздуха, без звука, даже без дыхания.
(Имена звезд без дна, без воздуха и без дыхания)

Поезда идут, груженые снарядами,
Где звезда гранатовая, виноградная,
Где весна бой ведет с песком,
Ты услышишь удар виском,
И разлетятся на куски стеклом планеты ретроградные.
(Стеклом, стеклом, стеклом!..)

Поездами шью обугленную летопись,
Исчезаю в переплете огненных страниц,
Смотри же, это время снова сходит с рельс,
Стрелки мечутся, и мой экспресс
Уже стремится в тот последний рейс, где мы с тобою встретились.
(Мой экспресс сходит с рельс, стремится в свой последний рейс,
Мы встретились, уже стремится в рейс марсианский экспресс!)

Никогда

Музыка: Хелависа, С. Вишняков
Слова: Хелависа

 
Я обещаю вернуться — никогда, никогда.
Когда короткая осень горит небесным бледным огнем,
Когда от холода жмутся друг к другу в ночи поезда,
И коль случится проснуться, мы никогда не уснем.

Так дай мне воздух — я стану тебе крылом.
Я дам тебе бурю и, может быть, даже грозу.
Твое время течет за мной, как расплавленное стекло,
Мои сны о тебе далеко остались внизу.

Внизу проснутся метели, чей воздух легок и дик,
И зазвенят свиристели, как ледяная вода,
За тем, что мы не допели, мой милый, что не узнаешь из книг,
Я обещаю вернуться в наше личное никогда.

Не осенняя дремота над чеканным переплетом —
То за нами сны приходят, сны выходят на охоту,
Для медведя, для разлуки есть у них тугие луки,
И гарпун для белой ночи и белого кита.

Так дай же мне воздух, и я стану тебе крылом.
Я дам тебе бурю и, может быть, даже грозу.
Твое время течет за мной, как расплавленное стекло,
Мои сны о тебе — далеко остались внизу, и
Перед тем, как очнуться, смотри — с твоего корабля
Крысой прыгает страх, почти не касаясь бортов,
И ты видишь, как мимо плывет голубая Земля
На спинах холодных гладких черных китов.

Золото тумана

Музыка: С. Вишняков
Слова: Хелависа

 
Говори, золото тумана, говори со мной;
Я узнала, что зима теперь приходит за весной — так беги за мной!
Я летела бы,
В белом — белая,
И считала б капли солнца за своей спиной
Ровно семь прозрачных солнц там за моей спиной, приходи за мной,
Я горела бы
В небе — стрелами,
Наливные свечи — солнца за моей спиной

Выходи, золото тумана, выходи ко мне,
Я не верю в клятвы, я лишь только верю в снег, так иди ко мне;
Я бы днем с огнем
Обошла твой дом
У последнего порога перед млением

Не жалей, золото тумана, о, не жалей меня —
Как иначе мне тебе допеть колыбельную, капельную?
Стану оловом,
Стану — колокол,
Где звонят заутреннюю службу стражи елями,
Где снега любого цвета, да не белые,
Сорок сороков
В ней колоколов,
Где снега любого цвета, ой да не белые… да не белые… не белые.

Об устройстве небесного свода

Музыка: Хелависа
Слова: Хелависа, О. Лишина

 
Потому что снег летит вертикально вверх,
Потому что не будет выше, смелее, слаще.
Потому что жизнь легко перешла на бег,
Мы бежим друг от друга и дальше, дальше.

На высотах, где спят орлы,
Дальше мы бежим налегке;
Наконечником скифской стрелы
Я зажата в твоей руке.
В небе — звезды, огонь и лед,
Ледяные колокола;
Голос их пронзает небесный свод,
Точно пущенная стрела.

А за гранью свода небес
Тикает часовой механизм —
Значит, времени нам в обрез,
Главное, не обернуться вниз.
Ритм шестерней и турбин
Не позволит сбиться во мгле.
Если колокол мой упадет с вершин,
Схороните его в земле.

Потому что снег летит вертикально вверх,
Потому что не будет выше, смелее, слаще.
Потому что жизнь легко перешла на бег,
Мы бежим друг от друга и дальше, дальше.
И колеса вращаются, молнии, жернова,
Перемалывай сердце в пыль, пусть улетает к апрелю.
Потому что когда я люблю тебя — я права.
Снег летит, крылья кружатся, мир вращается все быстрее.

Радость моя (feat Э. Шклярский)

Музыка: Хелависа
Слова: Хелависа, И. Малютин

 
Бестелесного и невесомого,
Как тебе услыхать меня —
Если ты плоть от плоти слова, и
Я же кровь от крови огня?
Пусть сгорают уголья бесчисленных дней
В обнаженной груди дотла;
Не имеющий голоса Логос во мне
Разгорается добела.

Радость моя, подставь ладонь,
Можешь другой оттолкнуть меня.
Радость моя, вот тебе огонь —
Я тебя возлюбил более огня.

Запрокинутым солнцем слепящего дня,
Меднотелым звоном быков —
Я с тобой говорил языками огня,
Я не знаю других языков.
И в лиловом слепящем самуме
Мне дано серебром истечь.
Я принес себя в жертву себе самому,
Чтобы только тебя изречь.

Радость моя, подставь ладонь,
Можешь другой оттолкнуть меня.
Радость моя, вот тебе огонь —
Я тебя возлюбил более огня.
Верное имя откроет дверь
В сердце сверкающей пустоты,
Радость моя, ты мне поверь,
Никто не верил в меня более, чем ты.

St. Exupery Blues

Музыка и слова: Хелависа
 
От винта, друзья и враги мои, нынче снова ночной полет,
Разреженный воздух меня делает бесконечно счастливым и пьяным.
Я бы спал среди облаков и видел бы травы, и мед, и лед,
Лиловые перья Прованса и белую простынь Монблана.
Когда я в воздухе, я кому-то снюсь, и этот сон у меня внутри,
И под крылом ветер слагает блюз только для Сент-Экзюпери.

Если б не было так мучительно нужно полной грудью вдохнуть,
Ребром зацепить резонанс золотого гула апреля,
Я не рвался бы так в небо и, может быть, вообще забыл про весну,
Я б ее выключил, точно лампочку на приборной панели.
Мне даже немного стыдно от того, что я уже ничего не боюсь —
И под крылом ветер синий, синий, как этот весенний блюз.

Топливо кончилось уже почти три часа назад,
Осталась только Любовь и совсем немножечко Веры,
А у Веры в секунды любви так зеленеют глаза,
Как бутылочный лед на высотах, где трещин без меры;
И Сент-Экзюпери лениво гадает — дотяну или разобьюсь?
Под крылом ветер жадно глотает последний весенний блюз.

Тристан

Музыка: С. Вишняков
Слова: Хелависа, И. Малютин

 
О тебе ли рассказал до времени
Только звон оборванного стремени,
Струн живая вязь —
О тебе ли, князь,
О тебе ли, мой серебряный.

Тугой металл
В руках зазвучал,
Видел и знал,
Поверить не мог,
Она тебе лира
Или клинок

Сталью ты стал,
С болью ты спал,
С ее любовью
Спорить не стал,
В вороний стан
Вороных стай
Вернулся верный
Тристан

Улетал во все четыре стороны,
Пел о ней путями горными,
Мерил мили дней
Гривами коней,
Там, где вороной стал вороном

Забыл свой дом
За льдом и огнем,
Был возрожден
Холодным дождем
Из пепла,
В котором сожжен

Мой серебряный,
Живой металл
Как сердце звучал,
Ночами читал
Между струн, между строк:
Она — клинок,
Она же

Сталь
С которой ты спал,
С клинком и лирой
Спорить не стал,
И в горный стан
Вороньих стай
Вернулся волком —
Тристан

Прощай

Музыка: Хелависа
Слова: Хелависа, О. Лишина

 
Прощай, и если навсегда, то навсегда прощай,
Когда б за край — иди, прощай и помни обо мне!
Как близко край — а там туман,
Январь хохочет, вечно пьян,
Я заключен, как истукан, в кольце его огней

Забудь о том, о чем не знал, забудь мои слова,
Не мной не сказаны слова, и ты о них забудь,
А там за краем рыщет тьма,
Как никогда, близка зима,
И тень твоя, мою обняв, уходит снова в путь

За краем вечности, беспечности, конечности пурги —
Когда не с нами были сны, когда мы не смыкали глаз;
Мы не проснемся, не вернемся ни друг к другу, ни к другим
С обратной стороны зеркального стекла

Когда средь угольев утра ты станешь мне чужой,
Когда я стану и тебе чужим, моя душа:
Держись за воздух ледяной,
За воздух острый и стальной,
Он между нами стал стеной, осталось лишь дышать

За краем вечности, беспечности, конечности пурги —
Когда не с нами были сны, когда мы не смыкали глаз;
Мы не проснемся, не вернемся ни друг к другу, ни к другим
С обратной стороны зеркального стекла
За краем ясных, и ненастных, и напрасных зимних дней,
Когда без звука рвется синь, когда и ночь без сна бела,
Мы не вернемся никогда друг к другу и к себе
С обратной стороны зеркального стекла

Война

Музыка: Хелависа, С. Вишняков
Слова: Хелависа

 

Темнеет кровля декабря
Под звон полуночных штормов,
Да ты не спрашивай меня,
Лишь просто дай мне кров.
На сапогах твердеет грязь,
И как последним быть из нас?
И тянет черепицы скрип
Из горла медный хрип:

И он говорит ей — сестра, я слишком давно на этой войне
Когда вы пьете это ваше вино, я небом чувствую кровь —
В ней хватает и серебра, и стали, и соли, и гари огней,
И наши парни лежат в траншеях под гусеницами облаков.

Так вышло — я еще живой,
Или живой уже не я?
Она не смотрит на него,
Исчадье декабря.
А наша высадка в закат
Была прекрасна и грозна —
Сейчас допью, пора назад,
Не забывай, война.

И он говорит ей — сестра, я слишком давно на этой войне,
Когда вы пьете это ваше вино, я небом чувствую кровь —
В ней хватает и серебра, и стали, и соли, и гари огней,
И наши парни лежат в траншеях под гусеницами облаков.
И еще он говорит ей — сестра, похоже, я не знаю ничего о войне,
Я до сих пор не постиг математику строя наших огненных кораблей,
А может, завтра я взгляну ей прямо в лицо и вдохну ее гнев,
И вместо меня останется дырка в небе или же дырка в земле.
Так вот, он говорит ей — сестра, мне некуда, некуда возвращаться, кроме войны,
Спасибо, слушай, мне правда с тобою сегодня было тепло;
А под огнем не помнишь вкуса вина, но не знаешь вкуса вины…
И он уходит обратно в ночь, тяжело подволакивая крыло.

Dreadnought

Музыка: Хелависа, С. Вишняков
Слова: Хелависа, К. Баринов

 
Мой крылатый дредноут уходит в глухую ночь,
Лишь сияние Эльма нещадно рвет темноту.
Все трусы — штатские крысы давно разбежались прочь,
Остальные со мной и бесстрашно стоят на посту.

Даже если взорвать весь душевный боезапас,
Пробить пространство и время, мне не вернуться туда,
Куда смотрит и смотрит мой странный упрямый компас,
Где по тонкому льду все бегут дней твоих поезда.

Ночной невидимый воздух на жестком дремлет крыле,
И льется северное сияние кильватером в пустоту —
Я закован в его полотне, словно в плавящемся стекле,
А радио ловит лишь только, только твою частоту.

Но ты всё же поглядывай на горизонт — никогда,
Я пришлю тебе весточку с белым почтовым китом.
Здесь годы бьются о штевень, темны, солоны как вода,
И поют свою песню за крепким железным бортом.

Но единственная пристань — высоко, а небо — низко,
Тянут сны из глубины, и до весны нам путь неблизкий.
Цеппелина бок ребристый сквозь туман густой, когтистый,
Схватит высверк серебристый острого винта.

Отвернись уже, не смотри на горизонт никогда,
И не жди даже весточки с белым почтовым китом.
Годы бьются о штевень, темны, солоны как вода
И поют свою песню за крепким железным бортом.
А я, поверь, взорвал бы весь боезапас
И пробил пространство и время туда,
Куда смотрит и смотрит мой странный компас,
Где по острому льду летят твои поезда —
В никогда…

Над альбомом работали:

  • Наталья О’Шей — вокал, бэк-вокал, кельтские арфы, клавиши, аранжировки
  • Сергей Вишняков — гитары, электроника, клавишные, бэк-вокал, аранжировки
  • Алексей Орлов — виолончели
  • Алексей Кожанов — бас-гитары, аранжировки
  • Дмитрий Фролов — барабаны, перкуссия
  • Дмитрий Каргин — флейта, тин-висл, мелодика, блок-флейта
  • Александр Шимчук — волынка uileann pipes («Тристан», «Война»)
  • Ольга Олейникова, Анна Дубинская, Евгений Вознюк — вокалы (Gaudete)
  • Universal Music Band: Семен Денисов — скрипка, Иван Муратиди — скрипка,
    Вартан Даракчян — альт, Михаил Звонников — виолончель («Золото Тумана»,
    «Марсианский Экспресс», Dreadnought)
  • Борис Истомин — режиссер записи, сведения и мастеринга

Альбом записан на студиях Vintage Recording Studio и ГИТИС.
 

Купить альбом (CD):
Ozon.ru
Merch4All

Купить альбом (электронная версия):
iTunes
NaviMusic (mp3 или FLAC)
Google Play
Bandcamp

Прослушать альбом:
Яндекс.Музыка
YouTube

Обложка альбома

Alchemya-cover

Комментарии: 1

  1. ANUBIS:

    Супер пластинка! А ярый поклонник винила как бы на виниле такое сделать то я бы поставил ее между Ray Charles «betty carter» и The Beatles «Yellow Beatles» Будет достойно.

Ответить

Нужно авторизоваться, что бы оставить комментарий.

Реклама

Поддержать проект

Для перечислений из кошелька:

Для перечислений с карт:

Cо счета мобильного телефона:


[ посмотреть полностью ]

Магазин

iTunes Google Play

Видео

FD-2011

Фото

shaman2-preview

Мы в Facebook